Сегодня  человечество живет активнее и быстрее. На этот образ жизни, безусловно, повлияли технологии, только один интернет стоит многого. Новый жизненный темп дает современному человеку много: быстрое профессиональное развитие, доступ к океану информации, возможность покупать и продавать, не выходя из дома, поиск выгодных решений и т.д.

В суете и рутине нового ускоренного, в сравнении с прошлым веком, темпа жизни важно не упустить сигналы, которые могут быть первыми признаками начинающихся психологических искажений человеческой личности. Можно списать все что угодно на банальную усталость, даже не подозревая, что у нас или наших близких уже проявились симптомы различных психологических отклонений, ведущих к серьезным последствиям, если, конечно, их игнорировать. Более подробно на эту тему мы поговорим с психологом Реной Алиевой.

Как именно ускоренный темп жизни влияет на психоэмоциональное состояние человека?

— Ускоренный темп жизни — это прекрасно. Это то, что подталкивает человека к развитию. Но вот какая фишка: быстрый темп жизни всегда сопровождается стрессом. Это может быть хороший мотивирующий и побуждающий к полезным действиям стресс (эустресс) и губительный (дистресс) — основа многих психологических искажений, и как следствие разных болезней.  И, как известно, скопление стрессов ведет в дальнейшем к серьезным психологическим нарушениям.

— Можете ли Вы описать часто встречающееся в Вашей практике психологическое искажение?

— Конечно. Например, если тихий человек без видимых причин вдруг стал очень активным, лезет ко всем общаться, чудит с рассылками, у него/нее резко сменился стиль одежды, прически, саркастически шутит, фамильярничает, вы, скорее всего, подумаете – «Ну, надо же, раскрылся как человечек в нашем прекрасном коллективе!».  А ведь это первичные признаки психологического искажения, именующегося «гипомания».  Только не надо ставить себе и знакомым этот диагноз. Здесь важными показателями, повторюсь, являются отсутствие видимой причины, резкость изменения поведения и длительность. Если игнорировать гипоманию, то следующим этапом с большой вероятностью будет биполярное расстройство личности.

Другое, наиболее часто встречающееся состояние, — Фрейминговое искажение мышления и поведения. Объясню на примере. Скажем, есть условный человек – Амелия.  В 22 года она устроилась в банк стажером и полюбила свою работу всем сердцем. Периодически Амелия общалась с противоположным полом. Пыталась строить отношения, но по ряду причин или волею судьбы семью не создала, детей не родила. Благодарная работа дала ей должность менеджера. Сейчас Амелии 42 года, и она третий человек в иерархии успешного банка. Это все, что есть у нее в жизни. Когда Амелия предлагает коллективу собраться и провести время внерабочей обстановке, это не всегда  получается у всех. Тогда внутри ее рождается и растет пассивный, скрытый гнев в отношении тех, кто ссылается на экскьюзы, связанные с семейными хлопотами. Она говорит себе: «Они не достойны здесь быть, работать, расти и развиваться». Она верит в это. Поэтому, используя свое положение, Амелия из-за своего искаженного мышления выживает тех, кто не готов посвятить все свое время (рабочее и свободное) банку. Амелия в комфортных рамках, а кому они в тягость — тот бездарный, плохой, потребительски относится к любимому банку. Если Амелию не остановить, она способна сжечь всех, кто не вписывается в привычные ей рамки. Амелии приписывают скверный характер, но в реале у нее Фрейминговое искажение. Амелию с большой вероятностью ждет расстройство шизофренического спектра или болезнь Альцгеймера.

Еще одно часто встречающее состояние –  обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).  Имеет широкий спектр проявлений, но наиболее часто мне встречается нездоровая зацикленность на чистоте и порядке. Рассмотрим условного человечка по имени Айсель. Ей 40 лет. В 22 года создала семью, в 23 года доучивалась в вузе и вынашивала первенца. Так, к 29 годам она имела в жизни: двух воспитанных и развитых детей, очаг. К 39 годам Айсель — уже мать, чьи дети без пяти минут студенты престижных университетов Европы. Они не нуждаются более в ее контроле и заботе. Супруг весь в делах. Айсель пыталась устроиться на работу, но из-за завышенных ожиданий и внутреннего нежелания ничего не получилось. Стены дома стали единственным местом ее контроля. Она подпитывала свой перфекционизм до такой степени, что он перерос в ОКР. Теперь, если Айсель ежедневно не выдраит дом, не продезинфицирует тапочки, не погладит постельное белье, у нее внутри будет тревожное состояние. На предложение мужа выйти в среду вечером в кино, она чаще ответит отказом, ведь в среду у нее день кладовки.

— Если такое замечено, то, как лучше подсказать человеку, что с ним не все в порядке?

— Это сложный вопрос, ведь можно обидеть человека, прогневать или нажить себе неприятности. За рубежом, например,  многие работодатели практикуют найм штатного или внештатного психолога, в обязанности которого входит вести наблюдение за психологическим состоянием сотрудников и при необходимости оказать ему помощь. В ряде стран это даже не практика и не добрая воля работодателя, а пункт в Трудовом законодательстве. Поэтому, если вы реально беспокоитесь за человека, то контактировать следует очень деликатно. Например, показать статью о Гипомании, ОКР и прочих расстройствах, или аккуратно в беседе рассказать о случае (пусть даже вымышленном), чтобы растормошить собеседника.

Если в помощи нуждается неработающий член семьи, то опять же, нужно проявить максимум такта и дипломатии. Люди с сильным фундаментом живут всю жизнь со своими тараканами, при этом прекрасно адаптируясь в мире. Это реально, как, например, можно прожить с легкой формой ОКР, не страдать сильно и не доставлять страдания близким, вплоть до смерти, как живут люди с хронической аллергией на орехи или с плохой свертываемостью крови. Не секрет, что в организме человека заложены ресурсы восстановления. Психическое здоровье, как и физическое, до определенной степени можно подправить. Главное – не запускать недуг и не доводить его до критического состояния.

 

Оставить комментарий